Этой статьей мы начинаем серию интервью с «англородителями» и специалистами по раннему обучению английскому языку. Отец трех мультилингвов, основатель английского детского сада Nova Baby в Саратове Рэй Карлени рассказывает, как его дети заговорили на четырех языках.

Почему я говорю с детьми по-английски

45121058 305118980309763 8116680361926197248 n e1541099524445 350x350 1 300x300 - Интервью с англопапой Рэем Карлени, основателем билингвального проекта в Саратове

Мысль заняться с детьми английским возникла у меня не в один день, она созревала потихоньку. Как поется в одной песне: «Every man wants to give his kids a better future». То есть мы все хотим дать лучшее будущее своим детям, и владение еще одним языком на этом пути никак не помешает.

Я переехал из Армении в Россию в 1999 году – мне самому пришлось сменить основной язык общения. В Саратове я преподавал в школе английский детям и взрослым, но вот с малышами 2-4 лет до 2010 года не работал, поэтому опыта у меня никакого не было. Я не знал, где и как искать информацию. Хотелось черпать знания не просто в интернете, а именно в профессиональных кругах.

Считаю, что раннее освоение языка отличается от изучения в более позднем возрасте. Я начал учить английский в 16 лет назло учительнице немецкого языка, и, думаю, что до сих пор, по прошествии всех этих лет, у меня нет той эмоциональной глубины, которая есть у моих детей, потому что они начали намного раньше. У них английский – это абсолютно родной язык, в этом нет сомнения. А вот мне сейчас уже сложнее запоминать новую лексику, я быстрее забываю, у детей знания более глубокие.

Как я занимаюсь со своими детьми

Когда сыну было 2 года и 3 месяца, я начал говорить с ним по-английски. Ни учебника, ни какой-либо методики не было, я действовал приблизительно также, как мы обучаем своих детей первому языку – посредством игры.

Сейчас у меня трое детей: Карлен родился в 2008 году, Эмми – в 2010-м, Мэри – в 2012-м. Мои старшие дети уже говорят на четырех языках, младшая пока на трех. Она пошла в первый класс в Черногории, где мы сейчас живем, и потихоньку учит четвертый язык – сербохорватский.

С Карленом я не сразу полностью перешел на английский язык, а постепенно.

45235066 648482322252085 3001102299226439680 n e1541100178432 350x350 1 300x300 - Интервью с англопапой Рэем Карлени, основателем билингвального проекта в Саратове

Примерно через 5-6 месяцев настал день, когда я решил, что буду говорить с ним исключительно на английском, потому что все, что необходимо ребенку в возрасте 2 лет 9 месяцев, он по-английски уже понимал. С того дня больше 8 лет я говорю с сыном только по-английски. Обращаясь к нему, я не произнес ни одного слова ни на русском, ни на армянском, ни на сербском языках.

С дочками было немного по-другому. Эмми было 3 месяца, когда я начал говорить с Карленом на английском, и фоном она постоянно слышала этот язык. Но переход с ней, как и с младшей дочкой, дался мне сложнее. По психологическим причинам я говорил с ними на английском и армянском до 2015 года. Что интересно, недавно мы обсуждали с детьми языки, и ни сын, ни мои дочери уже не помнят, что когда-то я общался с ними не на английском. Все так уже привыкли, что, если я сейчас заговорю на другом языке, это будет очень странно и неестественно.

Специально мотивировать детей изучать язык не приходилось, потому что я говорил с ними исключительно на английском, а они хотели общаться с папой. Например, подключался к какой-нибудь игре и постепенно делал английский ее родным языком – они играли в нее только со мной, и так постепенно «захватывал территорию».

Теперь я с детьми говорю только по-английски, жена — только по-армянски. Дети родились в России, и жили в русскоязычной среде, а несколько лет назад мы переехали в Черногорию. Сейчас сын и дочки свободно владеют армянским и русским языками и говорят на них между собой, сербохорватский язык у них тоже достаточно сильный.

Что касается английского языка, то он у них слабее русского, хотя и ненамного. Они говорят по-английски как дети из семей, переехавших, например, в Америку: у всех все равно есть определенный акцент, проблемы с лексикой и грамматикой. Однако для своего возраста мои дети говорят достаточно свободно.

В 6 лет сын сдал с отличием устную часть двух экзаменов: A1 и A2 по общеевропейской системе Совета Европы (Common European Framework of Reference for Languages). Дочь Эмми сдала A1 уже не в 6 лет, а в 5 лет 6 месяцев. Это были обычные экзамены, не адаптированные под детей.

Обучение детей английскому языку – процесс интересный, но довольно сложный. Это работа, которую надо делать каждый день. Необходимо придерживаться определенных принципов. Я соблюдаю правило OPOL – «one parent one language» («один родитель – один язык»). Ничего не перевожу на русский, либо на армянский, мне кажется это естественным и правильным. В 2-3-4 и даже в 5 лет ребенок учится говорить на другом языке довольно легко, то же самое касается и третьего, и четвертого иностранного языка.

Как в Саратове появился английский детский сад

После того, как мои дети добились результатов, я начал выступать на конференциях. Мне стала доступна информация по этой теме, я узнал о других людях, воспитывавших билингвов, например, об австралийском филологе Дж. Сондерсе (ссылка на книгу Сондера и другие книги о билингвизме — здесь).

Мы с моей коллегой Анастасией Быковой начали думать, как мой семейный опыт применить для группы в детском саду. Мы решили доказать, что и в детском саду можно учить детей английскому по тем же принципам, по которым они осваивают родной язык. Причем без привлечения носителей.

Два года мы обсуждали эту идею и, взвесив всех «за» и «против», на базе школы английского языка Nova мы открыли в Саратове садик Nova baby, работающий по программе «Английский как родной». Я отдал в него и своих детей. Они стали как будто первоначальной «закваской», помогли создавать англоязычную атмосферу в нашем английском садике, что благотворно повлияло и на то, как другие ребята осваивали язык

Результаты радуют: несколько наших «учеников» в 6 лет успешно сдали A1 (устную часть), другие дети тоже достигли высокого уровня. Конечно, не все идут сдавать международные экзамены, ведь это и финансовые расходы, и определенный стресс для ребенка, как считают некоторые родители.

Я убежден, что и в садике, и дома возможно обучить детей бегло говорить по-английски на самые разнообразные темы, чтобы это далеко выходило за рамки английского языка как иностранного, чтобы дети общались абсолютно свободно на очень высоком уровне, сопоставимом с первым, родным языком. Думаю, что у человека может быть несколько родных языков, и это никак не определяется местом рождения или национальностью.

Что я могу посоветовать родителям

45168024 2038490026194551 1195339821392855040 n e1541100282329 259x350 1 222x300 - Интервью с англопапой Рэем Карлени, основателем билингвального проекта в Саратове

Я вижу, что в России растет интерес к обучению английскому языку детей дошкольного возраста, и я начал получать вопросы как от учителей, так и от родителей, в том числе связанные с методическими аспектами. И главный вопрос обычно таков: как в детском саду или у себя дома организовать обучение английскому, чтобы дети хорошо овладели языком? Дополнительная проблема здесь, конечно же, доминирующая монолингвальная среда.

Есть много книг (например, книга Н.Проничевой «Английский с пеленок»), в которых описывается, что процесс этот достаточно простой, что надо ежедневно во время купания, еды, на прогулках и т. д. зачитывать определенные фразы из книг – и все получится. Конечно, это абсолютно не так, на этом пути есть много сложностей.

Наверное, перед тем, как начинать, я бы порекомендовал хорошенько подумать. Возможно, это единственный совет, который я дам родителям, которые хотят заниматься английским со своими детьми. Я бы пообщался с другими папами и мамами, у которых растут билингвы, и больше всего вопросов я бы задал про психологические аспекты этого процесса.

Потому что психологические моменты – это одна из самых существенных причин как удач, так и неудач. Эмоциональное взаимодействие с родным ребенком на другом языке требует большой работы. Но возможно найти приемы, которые будут облегчать и структурировать этот процесс.

Английские слова для меня имели лексическое значение, но эмоционально они были пустыми. Я постарался наполнить их своими ощущениями из детства. Например, когда я укладывал сына спать, я читал сказку на английском языке. Я вспоминал выражения, которые связаны у меня с моим детством, находил их английские эквиваленты, произносил их своему сыну, и сразу проговаривал в уме на армянском языке.

Возникает много и прочих вопросов. Родители беспокоятся об акценте, об обучении грамматике, о том, как мотивировать ребенка, как сделать так, чтобы у ребенка было желание продолжать, какую методику использовать, нужны ли игры и какие, необходимы ли телевизор и компьютерные игры, какие книжки читать, что делать не надо и многие-многие другие, но, к сожалению, в рамках этого интервью ответить на все этим вопросы я не смогу.

*****

4 ноября в Москве пройдет Форум «Обучение детей-билингвов», где выступят сразу 9 специалистов. Мы все вместе постараемся сделать что-то полезное, постараемся дать свою точку зрения по вопросам билингвизма и мультилингвизма.

Со следующего года мы начинаем серию семинаров-тренингов, мы посмотрим, кто из специалистов в чем силен (потому что одному человеку невозможно быть компетентным сразу во всех сферах). Мы будем приглашать на эти семинары и родителей, и педагогов дошкольных учреждений и школ. Будем обсуждать, как ответственно (именно ответственно), осторожно и бережно отнестись к вопросу обучения английскому как дополнительному (второму, третьему) языку.