Я работаю с младшими школьниками больше пятнадцати лет. Каждый раз в начале нашего знакомства мои новые ученики показывают мне свои школьные тетради, сплошь исписанные грамматическими правилами, вопросами всех видов и множеством слов с переводом. Самые старательные хвастаются: «А мы прошли уже пять времен!», «А мы проходим уже Present Perfect!». Только вот ничего сказать, используя хоть одно из пройденных времен, они не могут. Зачастую они вообще не могут ничего сказать, разве что называют одним словом предметы, цвета или цифры. Хорошо, если ребята могут понять вопрос «Do you like dogs?» или «What colour is it?», но и это случается редко.

Такова обычная ситуация с английским в школах, причем не только в тех, где три часа языка в неделю, но и в гимназиях, и в школах с «углубленным изучением». Разумеется, есть школы, где учат хорошо, но там детям не нужны репетиторы, и я с их учениками не сталкиваюсь. Интересно, что у 11-12-летних детей уровень часто оказывается примерно таким же, только отношение к языку хуже, и у них нет никакого желания разговаривать о нем и о школе.

Почему так происходит? Безусловно, есть проблемы системы в целом и условия, в которых находятся учителя, не способствуют эффективной работе. Во многих случаях дело в методической неграмотности самих педагогов. Поиск виноватых не имеет особого смысла для родителей. Важнее разобраться в том, что со всем этим делать: как понять, правильно ли учат ребенка в школе, нужно ли ему заниматься дополнительно, и, если да, то чем и как.

Дети 7-10 лет. Как с ними нужно заниматься, и как не нужно.

В этом возрасте маленькие люди все еще не воспринимают язык как систему. Для них английский – это много-много новых слов. От этого нужно и отталкиваться. Приоритет на этом этапе надо отдавать лексике, а грамматикой заниматься так же, как лексикой, то есть учить фразы фактически целиком.

Мы пока не объясняем, почему нужно говорить I am tired, angry, sleepy, — мы просто учим всю фразу. Объяснения появляются постепенно и вначале должны быть предельно короткими и понятными: “Мы говорим I have, но he has, one apple, but many apples”. Разумеется, темп продвижения в грамматике будет невысоким, но это нормально.

Именно по этой причине британские учебники для такого возраста содержат меньше грамматических структур чем, например, пособия Верещагиной. Лучше уметь уверенно говорить в Present Simple, чем пройти пять времен и не уметь употребить ни одного. К пятому классу ребята начинают лучше разбираться в структуре родного языка, и темп их продвижения в английском тоже увеличивается.

Важно: чем больше лексики знает ребенок, тем легче ему с грамматикой. Поэтому чем больше ребенок читает и слушает, тем лучше. К учебниками типа Family and Friends, Super Minds, Kids’ Box можно подключать адаптированные и оригинальные детские книги, учебные и обычные мультфильмы. Важно не оставлять аудирование на «потом», как это делают некоторые учителя, пытаясь, в первую очередь, научить алфавиту и чтению.

Чего не стоит делать:

  • заниматься только грамматикой, причем письменно, без конца раскрывая скобки;
  • задавать учить слова списками, особенно, не отработав на уроке;
  • читать слишком сложные тексты, где количество незнакомых слов так велико, что приходится их подписывать в тексте карандашом;
  • учить наизусть грамматические правила на русском языке;
  • уделять слишком много внимания правописанию слов («спеллингу»). Разумеется, надо учиться писать слова, и есть много приемов, позволяющих делать это интересно. Но требовать на первом-втором году обучения безукоризненной грамотности не нужно. Чем больше ребенок в дальнейшем будет встречаться со словами, тем лучше он их будет писать, а вот запомнить, как пишется совсем новое слово, которое, к тому же, надо научиться правильно произносить, довольно трудно;
  • требовать отсутствия грамматических ошибок в речи. Есть педагоги, которые учат говорить, но ругают детей при ошибках на правила, которые «проходили». Даже взрослый человек проходит определенный путь от знания (понимания того, как надо говорить) до навыка (умения в нужный момент сказать все правильно). Дети тем более имеют право на ошибки. С другой стороны, мы можем помочь им от них избавиться, отрабатывая грамматику в увлекательных настольных играх, домино, бинго и соревнованиях.

Возраст 11-12 лет

Если у этих ребят был хороший старт, то на этом этапе как раз пришло время повторить и обобщить изученную грамматику. Детям теперь легче понять, почему мы говорим так, а не иначе, поэтому они продвигаются быстрее, чем раньше. У них расширяется кругозор, им интереснее читать не о сказочных героях, а о реальной жизни. Все это надо учитывать при выборе материалов.

Сложнее, если эти ребята только начинают учить язык. Конечно, они многое «прошли» в школе, но, как правило, не могут говорить даже простыми предложениями. С одной стороны, сейчас они могут за год выучить то, что в начальной школе учили за два-три года. С другой – их труднее заинтересовать.

Поэтому преподаватель, который берет детей 11-12 лет, должен помнить, что задания должны быть легкими и доступными. Пусть ребенок почувствует, что, наконец, после постоянного неуспеха в школе у него что-то получается. В этом возрасте все дети любят играть, и можно успешно использовать на занятиях.

Если школьный учитель делает все как надо, ребенок начинает понимать простые вопросы, отвечать на них сначала одним словом, потом фразой, может прочесть и понять текст и не только перевести, но и ответить на вопросы к нему. Если этого не происходит, то, вероятно, знания придется получать вне школы.

Некоторые родители в таком случае спрашивают, могут ли они как-то «дополнить» дома школьный английский с помощью мультфильмов, приложений и других ресурсов. На мой взгляд, эти меры могут помочь лишь частично, без полноценного курса результат будет небольшим. Тем не менее, если вы пока не готовы обратиться к репетитору и хотите помочь ребенку сами, я бы посоветовала для отработки новых слов использовать сайты-спутники учебников:

Хорош для этой цели и раздел Vocabulary сайта Британского Совета, но там слов в упражнениях может быть больше, чем в школьном учебнике. На том же сайте есть разделы «Grammar», «Reading» и «Listening» – все их можно использовать при условии, что уровень выбранного задания соответствует уровню ребенка.

Если детей в школе не учат алфавиту и чтению, можно начать со знакомства с буквами на youtube-канале Super Simple Phonics и брать задания с их сайта. Читать первые слова и предложения вам поможет starfall.com. Если вы готовы создавать собственные упражнения на чтение слов, кроссворды и головоломки, можно воспользоваться прекрасным сайтом Toolsforeducators.com.

Но если в школе проблемы с английским, рано или поздно встает вопрос о том, как выбрать курсы или репетитора.

Что бы вы ни выбрали: групповые или индивидуальные занятия, курсы или частного преподавателя, выбор должен быть в пользу того учителя, который понимает особенности детей этого возраста, и который готов искать новые пути и решения, если с каким-то конкретным ребенком его обычные приемы не работают.

Я бы не советовала идти к преподавателям, которые делают следующее:

  • берут грамматические пособия (Голицынский, Барашкова, Round-up, Murphy и др.) в качестве основного учебника. В этом случае неважно, по какой именно грамматике они работают: российской или зарубежной, важно, что они не учат детей ни лексике, ни аудированию, ни говорению. В итоге их ученики умеют «раскрывать скобки», но не понимают язык и не говорят на нем;
  • занимаются по взрослым учебникам (Headway, Cutting Edge, English File) c детьми 7-12 лет. Методика преподавания взрослым совсем другая, их интересы тоже другие, темп работы выше. Взрослые учебники не подходят детям;
  • занимаются по российским учебникам старого образца (Кузовлев, Верещагина, Биболетова). Теоретически я могу представить себе случай, когда неплохой преподаватель в силу каких-то причин, скорее всего, внешних, выберет именно такой учебник и достигнет неплохих результатов. Возможно, ему понадобится сильно изменить содержание пособия: что-то убрать, что-то переделать и многое добавить. Тем не менее, на практике я вижу, что выбирающие Верещагину и подобные пособия репетиторы, как правило, имеют невысокий уровень языка (не видят в таких пособиях ошибок и устаревших выражений), мало времени уделяют аудированию и устной речи;
  • выполняют за ребенка домашние задания.

Можно ли заниматься по скайпу?

Сейчас все больше и больше преподавателей начинает заниматься онлайн с детьми от семи лет. Виртуальные доски и другие инструменты дают возможность обеспечить наглядность и сделать детей активными участниками урока.

И все же в этом возрасте скайп подходит не всем детям. Проблемы с вниманием – явное противопоказание к онлайн-занятиям. Могут быть и другие особенности. Например, у меня была способная, но болезненно застенчивая ученица. Для того, чтобы она раскрепостилась на занятиях, потребовалось немало времени. Тем не менее, когда мы попробовали заниматься по скайпу, девочка говорила очень тихо и нерешительно (при том, что на очных занятиях она уже чувствовала себя уверенно). Если бы мы с самого начала занимались онлайн, я не уверена, что нам вообще удалось бы наладить контакт.

Скайп подойдет вам, если нет подходящих вариантов очных занятий, ребенок достаточно внимателен, дисциплинирован и общителен, и у вас есть возможность при необходимости помочь ему технически во время урока.

Как выбрать языковые курсы?

Если вы выбираете языковые курсы, большую роль играют организационная сторона, в частности, принципы формирования групп. Убедитесь в том, что:

  • детей при поступлении тестируют не только письменно, но и устно. Письменный грамматический тест сам по себе не дает надежной информации об уровне языка;
  • в группах находятся дети одного уровня и примерно одного возраста. Как правило, разница в возрасте между детьми в группе не должна быть больше одного года. Первоклассники и второклассники могут учиться вместе, а вот если вместе первоклассники и третьеклассники, учебный процесс организовать гораздо труднее: последние гораздо быстрее читают, пишут и усваивают новую информацию. Конечно, бывают ситуации, когда ребенку лучше учиться с детьми гораздо старше или, наоборот, младше, но это случается не часто. Так или иначе, при формировании групп надо отталкиваться от особенностей и потребностей ребенка, а не от того, что так удобнее языковой школе или от того, какое время удобнее той или иной семье;
  • неуспевающих детей не переводят на следующий уровень вместе с успевающими. Тем, кто отстал, можно повторить уровень (желательно, по другому учебнику);
  • у вас есть возможность общаться не только с администрацией, но и с преподавателем, и он(а) в состоянии подробно рассказать вам о том, как занимается ваш ребенок;
  • методика, по которой работает языковая школа, подходит ребенку. Например, с моей точки зрения, преподавание с нуля на английском с полным отказом от родного языка – не лучший вариант для многих детей.

Напоследок, отвечу на несколько популярных вопросов:

Как, выбирая общеобразовательную школу для ребенка, определить, хорошо ли там преподают язык?

К сожалению, сделать это почти невозможно. Точно знать, что в школе все хорошо, можно только если вы знакомы с ее выпускниками и знаете, что именно школьные учителя, а не репетиторы, дали им свободный английский. Кроме того, надо понимать, что научить до уровня B2 (90 и выше баллов на ЕГЭ), могут только школы с углубленным изучением английского, имеющие 4-5 часов языка в средней и старшей школе. В других школах максимальный уровень, которого можно достичь, не занимаясь дополнительно – B1 (75-89 баллов на ЕГЭ). К сожалению, достижение и такого уровня в обычной школе – большая редкость.

Название учебника, по которому занимаются в школе, тоже ничего не дает. Если используются британские учебники, это внушает некоторую надежду, но, к сожалению, ничего не гарантирует. Фактически, единственный способ, которым мы можем что-то узнать — разговор с родителями. Но и тут я была бы осторожна. Заявления о том, что в школе «сильный учитель», заставляют меня насторожиться. «Сильным учителем» обычно оказывается жесткий человек, требующий от детей намного больше того, что они могут. Зачастую его ученикам приходится обращаться к репетиторам уже во втором классе.

Разговаривая с родителями учеников школы, которую я выбираю, я бы спросила:

1) Как чувствует себя ребенок на уроках английского? Комфортно ли ему? Понимает ли он то, что происходит в классе?
2) Может ли ребенок сам, без посторонней помощи справиться с домашним заданием?
3) Занимается ли ребенок языком дополнительно? Если да, то с какой целью?

Что должен знать ребенок в конце каждого класса? Как проверить его знания?

Это сложный по многим причинам вопрос.

С одной стороны, проверить, владеет ли ученик определенной лексикой и грамматикой, нетрудно. Для этого надо задавать вопросы, содержащие эту лексику и грамматику и предполагающие использование ее в ответе: Have you got a pet? Can you swim? What is the girl in the picture doing? Ребенок может не понять вопрос и не дать ответа, ответить одним словом или с ошибкой, или дать полный, развернутый ответ – таким образом мы получаем представление о его знаниях и навыках. Надо только помнить, что короткий ответ, или ответ с ошибкой – это естественные стадии в освоении языка. Они показывают, что процесс идет в правильном направлении — ребенок понимает сказанное, и теперь надо работать над грамотностью речи.

Развернутый ответ говорит о том, что этот материал усвоен полностью. Если же пытаться понять, к чему ребенок должен прийти в конце каждого класса школы, то нужно иметь в виду, что, во-первых, в стране нет единой программы – в разных школах используются учебники разной сложности. На бумаге существуют требования ФГОС, но к реальности они имеют мало отношения.

Во-вторых, те, кто учатся по Кузовлеву, Верещагиной и Биболетовой, совершенно точно не могут усвоить к концу года все, что предполагает учебник. Эти пособия перегружены, они заставляют преподавателя бежать вперед с огромной скоростью, не оставляя возможности как следует отработать материал. По моим наблюдениям, если ребенок усваивает треть информации из одного уровня Верещагиной, это очень хорошо. Если ребенок учится по этому учебнику и прогрессирует, это большая заслуга учителя, выделяющего самое главное из учебника, и тщательно его отрабатывающего.

Учебник Spotlight, по сравнению с вышеперечисленными пособиями, ставит относительно реальные цели, но, опять же, если речь идет об основной лексике и грамматике, а не о ста процентах того, что дано в книге. К сожалению, после шестого класса и этот учебник становится перегруженным. Содержание Starlight и его преемника City Stars можно более или менее освоить в школе с “углубленкой», но по никому не ведомым причинам их стали использовать и в обычных школах, где за 2-3 урока в неделю их одолеть невозможно.

Итак, нереально определить, что дети должны знать, на основе материалов, по которым они занимаются. Поэтому я бы исходила из конечного результата. Для поступления в вузы желателен уровень B2 на выходе из школы. Прохождение одного уровня в старших классах школы занимает примерно два учебных года. Следовательно, в конце девятого класса нужно иметь B1, в конце седьмого — A2, пятого – A1 (Movers), третьего – уровень Cambridge Starters. Проверить, достиг ли ребенок этого уровня, лучше всего с помощью кембриджских экзаменов: PET, KET и Cambridge YLE.

Почему дети за 10 лет изучения языка в школе так и не начинают на нем говорить?

Отвечу коротко: потому что во многих школах их не учат ни говорить на языке, ни понимать его. Поэтому мой совет родителям, которые хотят, чтобы их ребенок действительно умел общаться — не помогать со «школьным английским», а обеспечить альтернативное полноценное изучение языка.

****************
Автор статьи – Татьяна Пекер, частный преподаватель английского. Татьяна занимается
детьми от 6 лет , подростками и взрослыми, а также готовит к международным экзаменам.
Сайт Татьяны: myenglishspace.ruСтраница в Фейсбук